Переезд в Санкт-Петербург из провиннции

Случилось это в 2012 году. В апреле месяце мне, обычной провинциальной девушке из небольшого дальневосточного городка, посчастливилось съездить в отпуск в Северную столицу – прекрасный Санкт-Петербург.

Я остановилась у друзей моих родителей, — в очень доброй и приветливой семье. Они, родители и их сын, мой ровесник,  очень много рассказывали мне о своём городе, советовали, куда сходить, что посмотреть.

3 недели, проведённые там, очень сильно повлияли на меня. Окунувшись в культурную жизнь Питера, побывав на многочисленных выставках, мероприятиях, в разных исторических уголках, я поняла, что именно этого мне не хватало, когда я жила в своём родном Комсомольске-на-Амуре.

Дальше — больше.  Я разузнала о многочисленных учебных заведениях, что есть в Питере, даже съездила в некоторые из них, дабы подробнее узнать о наборе на будущий учебный год. Должна сказать, что на тот момент мне было уже 28 лет. За плечами имелось 2 красных диплома об окончании местного техникума лёгкой промышленности по специальностям «модельер-конструктор» и «технолог швейного производства», вдобавок к этому диплом о высшем образовании по специальности «учитель технологии» и ещё приличный стаж работы, дипломы лауреата нескольких конкурсов молодых дизайнеров одежды. Но я была полна решимости пойти учиться снова, повышать свою квалификацию, участвовать в новых конкурсах. Знаний, полученных в студенческие годы, мне казалось мало.  Мне хотелось знать ещё больше, а также набраться практического опыта в своём любимом швейном деле и, возможно, осуществить свою давнишнюю мечту – стать известным дизайнером одежды.

Одним словом, все многочисленные мысли и эмоции, которыми была полна моя голова в ту пору, слились в итоге в одну-единственную: переехать в Питер. Жить здесь, работать и учиться.

В моём родном городке найти работу по специальности было довольно трудно. Государственные ателье и дома быта закрывались, а у частников работать было не сладко, — низкая зарплата, огромный рабочий день. Я в ту пору работала на местной швейной фабрике, конструктором одежды. Работала, скрепя сердце, — работа, вроде бы, любимая, интересная, но не творческая. Да и оплата труда оставляла желать лучшего. Поэтому особых причин держаться за неё у меня не было.

Собираясь лететь домой из Питера, я переговорила со своими радушными хозяевами, — в случае необходимости они могли принять меня на первое время, пока я обустроюсь. На родную землю из самолёта я спускалась с мыслью вернуться в Питер как можно скорее.

Дома я поговорила с родителями, рассказала, что видела, что узнала, поделилась своими соображениями насчёт переезда. Они возражать не стали.

Мы созвонились с нашими знакомыми, они сказали, что ждут меня. И я стала собираться в дорогу.

Прежде всего, я должна была обеспечить себе рабочее место, сразу же, как только приеду в Петербург. Для этого я зарегистрировалась на сайте HeadHunter, изучила питерские вакансии. Нашла одну, довольно многообещающую: предприятию требовались швеи 4-5 разряда, заработная плата от 20 000 р. Я имела необходимый разряд, опыт работы, а потому смело написала им и вскоре получила ответ: приезжайте, возьмём. Такой зарплаты в родном городе у меня никогда не было, и я, конечно, очень воодушевилась.

По карте я изучила дорогу от места, где буду первое время жить, до потенциальной работы, и меня всё устроило: 2 станции метро плюс маршрутка.

Найдя работу, я стала собирать вещи, и сразу же купила билет. На начало мая.

Прощание с семьёй далось мне очень нелегко. Мы всегда были вместе, рядом, и вот теперь я должна была покинуть их на длительное время, без возможности часто навещать, — билеты от нас в Питер стоят недешево, — и это меня очень расстраивало. Да что там говорить, — садясь в автобус, я рыдала. Родителям тоже было непросто. Как мне потом рассказала мама, папа плакал.

Но решение уже было принято, билеты куплены, Питер ждал. И я уехала.

Поселилась я снова в семье наших знакомых. Буквально на следующий за прилётом день я отправилась на собеседование в фирму, с которой договаривалась о моём трудоустройстве,  благополучно его прошла и сразу же вышла на работу.

Она заключалась в пошиве женской одежды. Каждой швее выдавался крой того или иного изделия, а также вся необходимая фурнитура. Нужно было самостоятельно из всего этого собрать изделия, — платья, юбки, блузки и пр. Пока я втягивалась в работу, начала общаться с женщинами, что работали буквально за соседними швейными машинками. Вскоре выяснилось, что зарплата швей зависит от количества сшитых ими изделий, и ни о каком окладе речи вообще не идёт. Расценки на пошив оказались просто мизерными. Так, например, за изготовление 1 юбки полагалось всего 15 рублей! Позже я узнала, что хвалёные 20 000 рублей в нашем предприятии практически никто не получает.

Сначала я решила не поддаваться панике и поработать месяц, чтобы выяснить, сколько же у меня будет зарплата. Месяц прошёл, я получила 8000 р. Шила я, не поднимая головы, и в обеденный перерыв, и задерживалась после работы.  Сумма, мне конечно, не понравилась.

Пока длился мой первый рабочий месяц, я нашла себе жильё – комнатку в квартире у одной бабули, которая располагалась в 5 минутах от работы. Я даже успела туда переехать. Каждый день я экономила на дороге, ходя на работу пешком. Должна сказать, что в фирме, куда я устроилась, каждый месяц выдавали фиксированную сумму на проезд, — что-то около 1 000 рублей, причём, независимо от того, ездишь ты на общественном транспорте или нет. Но даже с этими деньгами зарплаты мне хватило только на то, чтобы оплатить проживание в комнате за 1 месяц.

Сложившаяся ситуация меня насторожила, — как же я буду здесь жить? На что?  Обещанная зарплата вообще не соответствует действительности!

Как-то в обеденный перерыв я решила почитать объявления о вакансиях в местной газете. Нашла объявление следующего плана: Дом моды Татьяны Парфёновой набирает швей. О, — подумала я, — вот оно! Ведь это – ученица самого Вячеслава Зайцева! Вот куда нужно идти! Там я многому научусь, да и зарплата тоже написана неплохая, — 25 000 рублей.

В общем, я созвонилась с ними, договорилась о встрече. Отпросилась с работы, съездила на собеседование. Там внимательно изучили моё портфолио, дипломы, попросили сшить юбку, за которую обещали заплатить. Юбку я сшила. Качество им понравилось. Мне предложили место швеи. Обещали на днях позвонить.

На радостях я написала заявление на увольнение. Директор не хотела меня отпускать, предложила даже перевести меня в конструктора САПР. Однако до прощального разговора с директором, я переговаривалась с девчонками-коллегами и выяснила, что всех, кто увольняется, директор упрашивает остаться, сулит место конструктора САПР. Она даже обещает оплатить учёбу на эту самую должность. Правда, стоимость учёбы такова, что человек очень долго не сможет уволиться, пока всю её не отработает родному предприятию.

В общем, я не согласилась. Перед глазами стоял Дом моды Татьяны Парфёновой.

Прошло несколько дней. Никто не позвонил. Звоню сама и к своему ужасу узнаю, что на лето весь Дом моды, включая директора, уходит в отпуск! Вопрос о моём трудоустройстве откладывался до сентября!

Вот это номер! Такого подвоха я никак не ожидала. И так не шиковала, а теперь вообще осталась без средств к существованию.

Что делать, — опять бросилась на сайт HH, — благо там вакансий предостаточно. Искала – искала, — в несколько мест отправила резюме, в несколько мест позвонила. В результате, на завтра уже договорилась с одной фирмой о собеседовании.

Посмотрела на карте, где она находится, съездила туда, нашла. Прикинула время на дорогу, чтобы завтра не опаздывать.

На завтра съездила, побеседовала с директором, и устроилась закройщиком, — на этот раз, в фирму по пошиву военной формы. Нашими заказчиками были, в основном, казаки, коих, как оказалось, в Питере и окрестностях немало.

Новая работа находилась далековато. Я вставала в 5-45 утра, час ехала на троллейбусе, а потом ещё минут 20 на метро. На работу надо было к 8-00.

В принципе, работать было интересно. Но без «но» не обошлось и здесь. Зарплату хоть и платили, но всегда с задержками. А хуже всего того, что работать приходилось не с русскими швеями (в обязанности закройщика входит общение со швеями), а с узбекскими мужчинами, которые заменили русских швей и как могли строчили форму на швейных машинках. По-русски, разумеется, они почти не говорили, и объяснить им что-то касательно процесса изготовления того же кителя, к примеру, было просто невозможно (даже простыми словами, не говоря уже про технические термины, без которых обойтись нельзя).

Прошла неделя на новом рабочем месте, когда у меня зазвонил телефон: смешно сказать, но звонил Дом моды Татьяны Парфёновой и приглашал меня выйти на работу. Я отказалась, сказав, что уже нашла другое место работы. А за ту юбку, что я сшила на собеседовании,  мне никто не заплатил, — они даже не вспомнили про неё.

С июля по сентябрь 2012 года я проработала закройщицей на этом месте. Один из узбеков стал оказывать мне настойчивые знаки внимания. Я поняла, что работать с этими людьми я просто не могу. Уволилась. Побежала опять по другим фирмам, шьющим одежду, и к своему ужасу обнаружила, что многие из них вместо квалифицированных швей держат у себя в качестве работников узбеков, которые живут тут же в соседнем подвале.

Но отойду ненадолго от работы. Всё время, что я прожила в Питере, меня съедала страшная тоска по дому и близким людям. Мне было так жаль, что они не видят той красоты, что вижу я, что они не ходят на выставки и в музеи со мной… Должна сказать, что я в Питер ехала не только за работой, но и за культурой. Посетила очень много разнообразных мероприятий, великолепных, ярких, неповторимых. Но я была совершенно одна. ОДНА!

Я почти физически ощущала свою связь с родным домом, причём, это была не пуповина, если можно так выразиться, а настоящий канат между мной и домом. Это было очень тяжело.

Я каждый день звонила домой, подолгу болтала с мамой, рассказывала о своём житье-бытье, но это не помогало. Мне было очень тоскливо.

И на фоне этого подавленного настроения неудачи с работой казались ещё печальнее. Такого печального опыта по трудоустройству в своём родном городе у меня никогда не было.

Я ожидала, что найду хорошее место, буду востребованным специалистом, встану на ноги. А сама чуть не вытянула те ноги с голоду. Последний месяц работы закройщиком дался мне крайне нелегко, — зарплату задержали недели на две. И если бы не помощь родителей, я бы ходила на работу и с работы пешком, и питалась бы духом святым.

Потом опять были поиски работы. Её в Питере, как я успела выяснить, всегда предостаточно, любой. На этот раз я увидела вакансию на заводе Toyota. Там требовались швеи. Опять созвонилась, опять съездила на собеседование, — на сам завод, далеко за город. Работа там посменная, с очень раннего утра до обеда, а потом с обеда до очень поздней ночи. Дежурный транспорт развозит, но в тот район, где я жила, не идёт. Добираться по ночи очень далеко и просто страшно. И работать, шить чехлы на машины, нужно было стоя! Я такого никогда и нигде не видела, но здесь швейные машинки стояли на высоких платформах, и шили на них женщины, опираясь одной ногой об пол,  а другой нажимая педаль на полу. Так шить очень сложно и тяжело.

В общем, с завода я уезжала с мыслью, что работать там не смогу.

Тяжело всё это сейчас вспоминать. Да что я, — представляю, как тяжело морально было моим родителям. Они ничем не могли мне помочь, они были очень далеко. И им оставалось только переживать и не спать ночами.

В общем, после полугодовой маеты в Петербурге я решила вернуться домой. Когда мне пришла эта мысль, ещё там, в столице, то на душе вдруг стало так легко. И вот я здесь, опять в родном городке на берегу речки Амур. С богатым жизненным опытом. А главное — со спокойной душой.

Практически сразу по приезду я устроилась на работу, по профессии. Через 2 года встретила любимого мужчину, вышла замуж. Сейчас у меня 2 малышей.

Я часто вспоминаю Питер, и то хорошее, что у меня там было, и то плохое. Всё это нужно было пережить. Это был мой опыт. Я поделюсь им с детьми, когда они повзрослеют и захотят стать самостоятельными.

Не знаю точно, почему я не прижилась в Петербурге, — не хватило ли морального духу, настойчивости, или опыта. Наверное, всего по чуть-чуть.

Точно знаю, что образования хватило с лихвой. Правда, к моему удивлению, практически нигде дипломы мои никто не спрашивал. И ещё я поняла, что при переезде всегда обязательно надо иметь несколько планов действи, а не надеяться на какую-то одну фирму или какое-то одно объявление о сдаче жилья в наём, к примеру. А ещё приличный запас денег на первое время, которое, как выяснилось, может затянуться.

 

Мы с мужем иногда думаем о том, чтобы съездить в Питер, в отпуск. Наверное, съездим, когда дети подрастут, — пусть они тоже увидят этот прекрасный город, и узнают о нём много историй. Лишним не будет.

Забава, Комсомольск-на-Амуре

.

КУКУ, это Лёха

Прости, что так нагло забираю твоё внимание, НО
если вдруг тебе интересен Петербург

и его неформальные достопримечательности - буду рад видеть в своём инстаграме. Он здесь: @walkingontheroofs

Подробнее...